СПбГУ
 
 
Главная
Положение о ППО «Универсант»
Руководящие органы
Ваши права в трудовых отношениях
Наши публикации
Публикации о нас
Как вступить в наш профсоюз
Наш форум



Пишите нам:
universantspbsu@gmail.com


Санкт-Петербург
2009-2014



Яндекс.Метрика



Российский Профсоюз Работников Культуры


24.03.2013

Зазеркалье и его персонажи
«ТРЯСОГУЗКА»

«Если не знаешь, что сказать, делай реверанс. А лучше – десять реверансов. Каждый раз по десять реверансов»
Л.Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»

Мрачным холодным утром в далеком 1969 году обшарпанные двери детского дома захолустного сибирского городка Братанска со скрипом раздвинулись, выпуская на свет Божий очередную воспитанницу. Неприметная, среднего роста девчушка была сложена, подобно одному литературному персонажу, на манер деревянного чижика: ее нескладная подростковая фигурка, слегка расширяясь к середине, резко и клинообразно сужалась затем к голове и ногам. Зябко поведя плечами, сиротка одернула кургузое, явно с чужого плеча, пальтишко, подхватила гулкий фанерный чемодан и, злобно погрозив в сторону приюта кулаком, засеменила по грязной и разбитой дороге по направлению к вокзалу. Самостоятельный, полный страхов и неведомых опасностей жизненный путь прилежной отличницы Люси Гробовой начал свой неторопливый размеренный отсчет.

Поступив в губернском городе на факультет прикладного словообразования крупного вуза, Люсьена Педровна ничем, кроме активной «общественной работы» себя не проявила, отправившись после получения диплома по распределению в провинциальную районную газету «Уродина». Однако подобные мелочи были честолюбивой Гробовой явно не по душе: оттрубив положенные три года в местечковом отделе читательских писем, Люся по истечении принудительной ссылки рванула обратно на факультет, с готовностью заняв вакантную ставку кафедрального лаборанта. Два года спустя Гробова взяла измором факультетское руководство, вымолив себе место в очной аспирантуре. Однако с текстом будущей диссертации дело явно не клеилось: быстро выяснилось, что Люсьена Педровна – существо прямолинейно-кондовое, старательно и дословно заучивающее «правильные» фразы и тексты, не имеющие никакого отношения к ее собственным мыслям по причине полного отсутствия таковых. Проблема, впрочем, решилась весьма быстро и просто: почтенный факультетский профессор, только по им обоим ведомым причинам, решил оказать шефскую помощь трудолюбивой, но недалекой аспирантке в подготовке текста. Эффект был достигнут – в начале 80-х вся страна, безмерно скорбя, похоронила очередного генерального секретаря, а Люсьена Педровна в муках остепенилась.

Один маститый книговед однажды обронил в шутку, что стал литературным критиком от безысходности, поняв, что сам никогда ничего не напишет: ведь ругать чужие труды гораздо проще и легче, чем писать свои. Люсьена Гробова также недаром избрала областью научных интересов историю прикладного словообразования: выучив на всю жизнь наизусть ее период «от Берлинского до Грецена», она полностью избавила себя от необходимости имитировать собственную творческую активность. Факультетские недоброжелатели отмечали, что во время декламации нараспев очередной, выверенной до единого вздоха и всхлипа речи, Люсьену Педровну можно запросто сбить с толку одним-единственным вопросом: после этого она, обиженная подобным вероломством, растерянно замолкает, судорожно перебирая в уме весь доступный ей словарный запас.

В середине «лихих 90-х» тихий, благостный и патриархальный факультет взорвался изнутри: завидующие всеми кафедрами подали Любомиле Вербинской коллективную челобитную о нежелании и невозможности работать далее под началом декана-пропойцы. Новым руководителем стала молодая, энергичная и шебутная Марианна Шашкина, сразу заявившая, что на классическом прикладном словообразовании нынче далеко не уедешь. Именно открытые ею новые специальности «связанная общественность» и «рехлама» стали козырным тузом, позволившим в условиях бюджетного недофинансирования высшей школы вырваться из «гуманитарной нищеты». Веселая и непосредственная начальница быстро «показала зубы»: она правила железной рукой, жестко пресекая на корню сопротивление консерваторов и давя в зародыше любые призывы все «немедленно поделить». На протяжении шести лет Шашкина не доплачивала никому (включая себя) из внебюджетных средств ни копейки, закупая необходимое для учебного процесса оборудование и приводя в порядок запущенное хозяйство. В этих условиях ей позарез нужен был кто-нибудь, кто «прикроет тылы», взяв на себя значительную часть факультетской рутины. Местные «ветераны» порекомендовали для этих целей «опытную, дисциплинированную и работящую» Люсьену Гробову, реализовавшую свою давнюю мечту «выбиться в люди» и ставшую заменителем декана по мучебной работе. И Марианна Шашкина, при всей своей деловой хватке и оборотистости всегда плохо разбиравшаяся в людях, имела впоследствии возможность не раз об этом пожалеть.

Все комплексы детдомовской девочки, вынужденной много лет жить по чужим правилам, а теперь получившей власть устанавливать свои, мгновенно вылезли наружу: постоянные конфликты Гробовой с преподавателями ширились и множились с каждым днем. «Вдруг» выяснилось, что «тетя Люся» – абсолютно не приспособленный для факультетского творческого процесса чеховский «человек в футляре», способный «угробить» и задушить мелочным казенным формализмом любую «выбивающуюся из колеи» идею, прикрывая это красивыми и правильными фразами. Сама же замдекана объясняла Шашкиной недовольство своей деятельностью происками завистников, а также кознями «врагов факультетского обновления».

В условиях полного отсутствия творческих идей и административных способностей главным объектом вожделений Люсьены Педровны стал Его Величество Учебный План – священный и многострадальный документ, который она неоднократно «перетрахивала» в течение каждого учебного года. Более всего коллег раздражало то, что будучи не «человеком результата», а «человеком процесса», «баба в футляре» никак не могла прийти самостоятельно к какому-либо окончательному решению, до последнего оттягивая момент его принятия.

Быстро выяснилась и еще одна черта личности нового заменителя декана. Оказалось, что Гробова органически не выносит людей одаренных, сильных и творчески мыслящих, а обожает, наоборот, слабых и убогих, на фоне которых можно хорошо выглядеть самой и демонстративно оказывать «страждущим» помощь и поддержку. Проделывала же это Люсьена Педровна с присущими ей интеллектом трясогузки и грацией бронтозавра.

«Ой, Мариванна, а это правда, что вы родили ребенка одна, без мужа?», – громогласно вопрошала замдекана одну из коллег прямо на факультетской лестнице, стараясь привлечь внимание как можно большего числа слушателей. Пошедшая от смущения красными пятнами бедная Мариванна нехотя подтверждала, запинаясь, что это чистая правда. «Да что вы, ведь это же так тяжело и затратно в наше непростое время, – воздевала, продолжая шумно причитать, руки к потолку Гробова, – ведь мы теперь должны, нет, просто обязаны вам помогать, помогать всем миром! Коллеги, все слышали? Давайте теперь вместе подумаем, как же нам половчее подсобить нашей Мариванне, вы представляете, ведь она мать-одиночка, совсем одна, без мужа или хотя бы сожителя, какой ужас! Мариванна, ну куда же вы, постойте минутку, сейчас мы дружно придумаем, как же вам лучше помочь, не на словах, а на деле!» Сама «объект гробовой помощи» уже пыталась тем временем, сгорая от стыда, бочком по стеночке выскользнуть из душных, навязчивых объятий «спасательницы».

Главным целевым и постоянным объектом забот Люсьены Педровны стала ее бывшая научный руководитель. Пожилая женщина жила одна, долго и тяжело болела и нуждалась в постоянном присмотре. Не было на факультете ни одной кафедры или другого структурного подразделения, куда бы «трясогузка Люся» не наведывалась с регулярными и подробнейшими отчетами о том, как именно и сколько раз она помыла, переодела и покормила свою подопечную. Скептики, шушукавшиеся по углам, что Гробова никогда и ничего не делает бескорыстно, сразу заподозрили неладное. Увы, они оказались правы: после кончины почтенной старушки обнаружилось, что весь ее научный архив бесследно исчез. А Люсьена Педровна, не отмеченная ранее печатью научной плодовитости, внезапно «выдала на гора» монографию по идентичной тематике. Представить же собственноручно написанный текст докторской диссертации (что уж, казалось бы, проще при наличии книжки) она так и не смогла! Но напрасно главный факультетский теоретик Септилий Какдоносенко безостановочно нудил в деканском кабинете, что Гробова «недиссертабельна» и допускать ее до защиты ни в коем случае нельзя. Используя все связи и возможности, Марианна Шашкина добилась для своего заменителя докторской степени «по совокупности трудов» (т.е. по научному докладу и книжечке в 150 страниц вместо положенной защиты диссертации вдвое большего объема), организовав благостные рецензии со стороны и преодолев сопротивление ВАК.

После долгожданного остепенения гробовская мизантропия достигла новых, невиданных доселе высот. Помимо всякой прочей «мелочи», она люто ненавидела и активно инсинуировала против трех факультетских персонажей: Анахрония Вдую, Септилия Какдоносенко и Бобоса Мисжопникова.

Анахроний Стеклянович Вдую, всплывший на факультете прикладного словообразования внезапно, словно спрут из морской пучины, и занятый в основном ловлей и вербовкой в свои щупальца потенциальных «однополчан», был в Люсином представлении совершенно чужеродным элементом, незаслуженно вознесенным в завидующие кафедрой и хапающим «не по чину». Впрочем, сам «доктор кукольных наук» со свойственной ему молданской непосредственностью не замечать вокруг никого и ничего, что не приносит дохода, на бешеное слюноотделение Гробовой в свой адрес внимания попросту не обращал.

Септилий Гринписович Какдоносенко с каждым из вновь принятых на работу преподавателей своей кафедры переживал своеобразный «медовый месяц»: был ласков, внимателен и по-отечески заботлив. Но по прошествии максимум года, заподозрив подчиненного либо в «ревизионизме» и «подрыве устоев» прикладного словообразования, либо в претензиях на кресло завидующего, начинал его гнобить, трамбовать и побуждать к увольнению. Цикл «от любви до ненависти» продолжался с вышеизложенной периодичностью много лет, до тех пор, пока вся кафедра не восстала с криком «Доколе?». Вот тут-то Люсьена Педровна и припомнила «маститому теоретику» все утверждения о ее недиссертабельности, приняв в кампании по «сливу» активнейшее участие. Какдоносенко был в итоге провален на выборах по конкурсу и со скандалом покинул факультет.

Вся вина Бобоса Яклиевича Мисжопникова заключалась, в представлении «трясогузки» Гробовой, в его еврейской национальности – о зоологическом антисемитизме Люсьены Педровны ходили легенды. Злые языки язвили, что в детском доме далекого Братанска наверняка действовала какая-то подпольная иудейская секта, заставлявшая маленькую Люсю зубрить «Протоколы сионских мудрецов» и пить кровь христианских младенцев.

К концу 90-х всеобщее недовольство казарменными замашками Гробовой достигло критического уровня: за заменителем декана по мучебной работе прочно закрепилось прозвище «Люсьена Гитлеровна». В факультетской курилке уже в открытую говорили, что исходя из менталитета Гробовой, ей гораздо логичнее и естественнее было бы избрать объектом «научных изысканий» не Берлинского с Греценом, а травивших их цензоров и жандармов III Отделения: ведь если верить в теорию переселения душ, то в прошлой жизни «Гитлеровна» явно была либо полицейским, либо (что еще вероятнее) – лагерной караульной собакой. Последней каплей стала история с заподозренным в краже чего-то особо ценного комендантом факультетского здания. Люсьена Педровна собственноручно, в присутствии мобилизованных ею «понятых», провела личный обыск мужчины, вывернув ему карманы и ощупав с головы до ног, и опрометью бросилась в деканский кабинет с докладом о собственном геройстве. Вот тут-то Марианна Шашкина и взорвалась, высказав опешившей «трясогузке» просто и по-народному все, что думает лично о ней и ее методах «чуткого руководства». Люсьена Педровна была лишена должности и отправлена в принудительный «творческий отпуск». Впрочем, все это было лишь присказкой – ведь очень скоро прелести администрирования «по-гробовски» вкусила вся крупновузовская общественность…

Продолжение «Трясогузка-2», или Гонорар за предательство» следует.

 

comments powered by Disqus

 

 

 

 

 

 

 



Публикации в СМИ

Между рейтингом и мониторингом

Источник: Радио Свобода


«Мы теряем целые направления в науке»

Источник: Радио Свобода


Максим Резник просит защитить преподавателей и сотрудников СПбГУ от новых трудовых договоров

Источник: Конкретно.ru

Источник: «Деловой Петербург»


Лев Лурье: «Выходной Петербург». Университетские войны

Источник: «Деловой Петербург»


Факультеты СПбГУ выступили против решений ректората

Источник: «Деловой Петербург»


Фигуры умолчания. В главном петербургском университете инакомыслящих предложено увольнять

Источник: Свободная пресса


Мы против слияния факультетов СПбГУ

Источник: ВКонтакте


Объединение факультетов СПбГУ – пример деградации высшего образования

Источник: Мой район


Андрей Тимковский и Екатерина Старикова в программе «Двойное дно»

Источник: «ВОТ»


Остановить развал образования

Источник: stoprazval.ru


М. А. Шишкина вошла в десятку самых влиятельных людей Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Источник: БалТпп


Студсоюз: декларации ректоров ведущих вузов до сих пор не опубликованы вопреки закону

Источник: studsovet.org


Как уничтожают дворцовый комплекс «Михайловская дача»

Источник: gorod 812


Петиция против сокращения бюджетных мест на факультете искусств СПбГУ

Источник: change.org


Петицию против сокращения бюджетных мест в СПбГУ подписали 9 тыс. человек

Источник: BaltInfo


Невероятные путешествия во времени проректора Васильева

Источник: studsovet.org


Студентам СПбГУ могут поднять плату за проживание в общежитии до 7 тыс. рублей

Источник: studsovet.org


Снова за старое — под гостиницу выселяют целый этаж общежития СПбГУ

Источник: studsovet.org


Ректоры заработали больше президента с премьером

Источник: studsovet.org


Сбор подписей под обращением к Г.С.Полтавченко против закрытия больницы №31

Подписать обращение можно здесь


Открытое письмо несуществующему сообществу преподавателей российской высшей школы

Источник: Свободный университет


Сбор подписей под обращением против обвального сокращения бюджетных мест на филологическом факультете СПбГУ

Подписать обращение и почитать комментарии можно здесь


Сбор подписей под обращением «О необходимости повышения базовых окладов профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и технического персонала государственных вузов»

Подписать обращение можно здесь


ЛИДЕРОВ РСС ЗАВАЛИЛИ НА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ В АСПИРАНТУРУ СПБГУ

Источник: studsovet.org


«РАБСТВО НЕЛЬЗЯ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ»

Учитель Евгений Ямбург о кризисе школы, культуры, общества

Источник: Новое время


ТИНА КАНДЕЛАКИ: НАЧАТЬ С ПРОСТЕЙШИХ ШАГОВ

Источник: Взгляд


КАК МЫ РЫНОК ВАША ШКОЛА И ПРОГРАММЫ

Источник: spbgunews.ru


"ЗА И ПРОТИВ". С ВОЕННЫХ МЕДИКОВ СОРВУТ ПОГОНЫ

Источник: Piter TV


ОТЧИСЛЕН ВИКТОР ВОРОБЬЕВ

Источник: Studsovet.org


ДЕЛО ВОРОБЬЕВА: ВСЕ ЧУДЕСАТЕЕ И ЧУДЕСАТЕЕ

Источник: Studsovet.org


ПО ВОЛЕ ИМПЕРАТОРА

Источник: Новая газета


СПИН. САМАЯ СОВЕРШЕННАЯ МАСКИРОВКА КОРРУПЦИИ (Ректоры ведущих российских вузов показали, как превратить законы в безвредный анекдот)

Источник: Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ) , Studsovet.org


ОТЧИСЛЕН ЗА ИНАКОМЫСЛИЕ?

Источник: Свободная пресса


ПЕТР ПЕРВЫЙ РАЗРЕШИЛ РЕКТОРУ СПБГУ НЕ ДЕКЛАРИРОВАТЬ ДОХОДЫ

Источник: Lenta.ru


СТУДЕНЧЕСКИЕ СМИ ОКАЗАЛИСЬ БЕЗ СРЕДСТВ

Источник: studsovet.org


С НОВЫМ ГОДОМ! ПОЗДРАВЛЕНИЕ НЕЗАВИСИМОГО СТУДСОВЕТА СПБГУ

Источник: studsovet.org


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ТАТЬЯНЫ ТКАЧЕВОЙ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ

Источник: ORATOR


SAKAI-БАЙРАМ

Источник: spbgunews.ru


НОВОСТИ СПБГУ-2025

Источник: spbgunews.ru


ЗАРПЛАТЫ СОТРУДНИКОВ РЕКТОРАТА

Источник: spbgunews.ru


ИСПОЛНИЛСЯ ГОД НАПАДЕНИЮ НА ОЛЕГА КАШИНА

Источник: studsovet.org


М.А.ШИШКИНА. «ГОСУДАРЬ, РЕВОЛЮЦИЯ УЖЕ НАЧАЛАСЬ!»

Источник: Росбалт


СТУДЕНЧЕСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ?

Источник: Студсовет СПбГУ


В.Н.ШУЛЬГИН. ТЕРРИТОРИЯ «БЕЗГЛАВЦЕВ»

Источник: Литературная газета


СТУДЕНЧЕСКОЕ ОБЩЕЖИТИЕ – ДОРОГАЯ ШКОЛА ЖИЗНИ (ВИКТОР ВОРОБЬЕВ VS ЛЕВ КАРЛИН)

Источник: телеканал 100ТВ


ПУТИН ПОСЧИТАЛ ЗАРПЛАТЫ РЕКТОРОВ И УДИВИЛСЯ

Источник: РБК daily


СПБГУ: СТУДЕНТЫ ПРОТИВ СИСТЕМЫ

Источник: S&T RF (наука и технология РФ)


КТО У КРОПАЧЕВА АБРАМОВИЧ?

Источник: Наша Версия на Неве №182, 27.06-03.07.2011


ПРОФЕССОР СПБГУ ПОЛУЧАЕТ НЕ 30000, А 30840 РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ!

Источник: Наша Версия на Неве №181, 20-26.06.2011


УЧЕНЫЕ ПРОТИВ РЕКТОРА

Источник: Наша Версия на Неве №174, 25.04-01.05.2011


ПРОФЕССОР НЕ ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ

Источник: Новая газета
В сокращенном виде: «Новая газета» (Москва)


РАСТРАТЫ НЕ БЫЛО - НО ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЕСТЬ

Источник: Новая газета


КАК ПРОФЕССОР СТАЛ КАНДИДАТОМ НАУК

Источник: Новая газета


САМОЛЕТОВ ПРОТИВ БОГДАНОВА: КТО ЛЖЕТ?

Источник: zaks.ru


AT AN ICONIC RUSSIAN UNIVERSITY, A RECTOR CLAMPS DOWN

Источник: The Chronicle of Higher Education


МАРИНА ШИШКИНА: «УНИВЕРСИТЕТ ПРЕВРАТИЛСЯ В БЮРОКРАТИЧЕСКУЮ СТРУКТУРУ»

Интервью «Новой газете» от 17.05.2010г.

17 мая в Санкт-Петербургском государственном университете состоятся выборы декана факультета журналистики. Это уже четвертый случай в СПбГУ, когда выборы такого уровня проводятся раньше положенного срока, и не на обычном факультетском, а на большом ученом совете. Марина Шишкина семнадцать лет возглавляла петербургский журфак, но 5 мая этого года была уволена приказом ректора СПбГУ Николая Кропачева. Своими прогнозами о судьбе факультета и Университета в целом Марина Анатольевна поделилась с редакцией «Новой».

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ...